Новости - Ветер перемен

Казахстанский ветер уже в скором будущем обещает стать настоящим брендом, который привлечет в страну немалые дивиденды в виде иностранных инвестиций. И это - не учитывая того, что ветровая энергия значительно снизит сырьевую энергоемкость отечественной экономики, улучшит экологические и социальные показатели республики. О том, как направить ветряные потоки в нужное русло, говорили в Астане в ходе региональной конференции по развитию возобновляемых источников энергии в Центральной Азии и СНГ.

Ветроэнергетика – наиболее динамично развивающийся вид возобновляемых источников энергии. Ее установленная мощность в 2009 году достигла 159 213 МВт, а к 2020 году, по прогнозам, дойдет до уровня 1,9 миллиона МВт.
По мнению международных экспертов, Казахстан – одна из наиболее подходящих стран мира для использования энергии ветра. На значительной территории республики наблюдаются сильные воздушные течения, где среднегодовая скорость ветра достигает шести метров в секунду. По приблизительным оценкам, ветроэнергетический потенциал нашей страны составляет порядка 930 миллиардов кВт/ч в год.
В ходе проекта, осуществляемого ПРООН с 2004 года «Казахстан – инициатива развития рынка ветроэнергетики», на 15 площадках различных регионов республики были проведены исследования, по итогам которых были подготовлены прединвестиционные предложения для потенциальных инвесторов по восьми наиболее перспективным территориям для строительства ветроэлектростанций (ВЭС).
Надежным ориентиром для бизнесменов должен стать и разработанный Ветровой атлас, своего рода интерактивная карта, содержащая сведения о самых ветряных местах нашей страны.
Для Казахстана ветер действительно может стать источником перемен. В этом уверен вице-министр индустрии и новых технологий РК Дуйсенбай Турганов. Несмотря на то, что отечественная энергетическая отрасль зиждется на сырьевых ресурсах, в Казахстане существует тенденция и условия для использования возобновляемых источников: энергии ветра, солнечного излучения, гидродинамической энергии воды, а также геотермальной энергии, заявляет спикер. Если в настоящее время доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в общем объеме производства составляет около 0,5 процента, то уже через три года, в 2014 году, этот показатель удвоится и достигнет одного процента, а это один миллиард кВт/ч в год.
Цифры, на первый взгляд, небольшие, но все же Казахстан, заверяет Дуйсенбай Турганов, медленно, но верно движется в направлении зеленой экономики. Такую положительную тенденцию подметили в МИНТ: в 2010 году, по сравнению с 2009-м, производство электроэнергии на объектах возобновляемых источников возросло на 6,3 процента и составило порядка 403 миллионов кВт/ч.
По мнению Геннадия Дорошина, советника проекта ПРООН «Казахстан – инициатива развития рынка ветроэнергетики», именно ветроэнергетика способна вывести Казахстан в число лидеров по сокращению выбросов парниковых газов. Как известно, по показателям эмиссии СО2 наша республика обогнала своих соседей в регионе. Между тем ратификация в 2009 году Киотского протокола обязывает нашу страну сократить вредные выбросы в атмосферу до 2020 года на 15 процентов и на 25 процентов – к 2050 году.
В ряду чистых энерго-источников ветру, как выяснилось, отводится далеко не последнее место, что подтверждается прочной законодательной базой – Закон РК «О поддержке использования возобновляемых источников энергии», сопутствующие нормативно-правовые акты и, наконец, профильный документ – «Программа развития ветроэнергетики до 2015 года с перспективой до 2030 года», предусматривающая выработку ветроэнергии в объеме 750 миллионов кВт/ч к 2015 году и пяти миллиардов кВт/ч – к 2030 году.
Между тем, считает Геннадий Дорошин, именно законодательная база является в настоящее время ахиллесовой пятой отрасли ВИЭ Казахстана. Впрочем, оговаривается спикер, этот изъян присущ и многим другим странам. Для альтернативных источников энергии нужна соответствующая им законодательная почва. «Та законодательная база, которая имеется в плане традиционной электроэнергетики, не позволяет использовать энергию более дорогую, чем на рынке», – поясняет Геннадий Дорошин. А именно таковой и являются ВИЭ. Прорехи в законодательстве в свое время стали камнем преткновения в реализации пилотного проекта ВЭС. Предполагалось, что это строительство будет осуществлено на основании привлечения частного инвестора, которому будет оказана определенная помощь как со стороны ПРООН (помощь в виде гранта в размере одного миллиона долларов на погашение затрат), так и со стороны правительства (в плане заключения контракта на покупку электроэнергии от этой ветростанции на определенный срок и по договорной цене). Но при этом в казахстанском законодательстве не были прописаны нормы о том, как купить дорогую электроэнергию, если закупки осуществляются по правилам тендеров, то есть приобретения более дешевого товара. На коммерческом же рынке заставить экономически самостоятельные компании приобрести дорогую электроэнергию просто нереально.
Киеран Летис, консультант в области энергоуслуг (Ирландия), также указал на необходимость совершенствования законодательства в области ВИЭ, сделав особый акцент на улучшении бизнес-климата. Только при наличии прозрачных условий, мягкого инвестиционного климата, прочной законодательной базы зарубежный частный капитал придет в отрасль, отметил спикер. Нужна ясность в отношении времени (какова будет длительность соглашения о покупке-продаже энергии) и механизмов поддержки по цене (по какой цене будет закупаться энергия). Должен быть предложен фиксированный тариф с точными сроками, пояснил докладчик, одновременно рекомендовав правительству Казахстана предусмотреть возможности внедрения мер поддержки инвесторов: гранты, кредиты и так далее.
Для каждого инвестора важно доподлинно знать, какова степень риска и потенциал получения прибыли. И поэтому, когда в Казахстане еще не стартовали проекты ВИЭ, а регулятивные положения еще не опробованы, осторожность инвесторов вполне объяснима, заключает Киеран Летис. Самое верное решение в этой ситуации – как можно быстрее переходить к практике, заверяет эксперт. Однако ирландский гость уверен, что развитие рынка возобновляемых источников энергии в нашей республике – это вопрос времени.
Несмотря на законодательные изъяны, по сведениям Геннадия Дорошина, уже сейчас иностранные инвесторы проявляют недюжинный интерес к сфере ветроэнергетики Казахстана. Так, имеется информация о намерениях различных компаний построить порядка 1000 МВт ветровой мощности. Это солидное число инвестиционных предложений (30), даже несколько тревожит некоторых деятелей энергоотрасли, добавляет спикер.
А вот представителя КазНИПИТЭС «Энергия» Валерия Тюгай волнует другой вопрос – интегрирование будущих мощностей ветроэлектростанций в единую энергосистему Казахстана. Как выяснилось, в нашей стране нет специальных требований (отличных от требований к традиционным источникам) по присоединению ВЭС к энергосистеме, тогда как в мировой практике они существуют и применяются. Данные требования, по словам спикера, индивидуальны для каждой энергосистемы и могут сильно разниться между странами. В этом свете, считает Валерий Тюгай, необходимо в кратчайшие сроки разработать специальные требования электросетевых правил, относящихся к ВЭС.
Гюнтер Бэник, представитель компания «ENERGIETEAM AG» (Германия), остановился на перспективах ветроэнергетики Казахстана. Катастрофа на Фукусиме заставила страны активно заняться развитием ВИЭ. Уже сейчас, отмечает спикер, наблюдается невероятный всплеск спроса на ветроэнергию, и вполне возможно, он приведет к дефициту предложения на рынке производства и продажи ветроагрегатов. Вот эту перспективную нишу вполне мог бы занять Казахстан, заявляет немецкий гость. У него есть хорошие шансы развивать отрасль производства ветротурбин: тяжелая промышленность, кадры, дешевая рабочая сила, рынок спроса как внутренний, так и региональный.
Хороший ветровой потенциал и выгодное географическое расположение могли бы серьезно укрепить позиции нашей страны и по экспорту зеленой энергии, заключил докладчик. С ростом генерации чистая энергия будет дешеветь, что, несомненно, повысит ее внутренний спрос.
Выгода от реализации проектов ветропарков в нашей республике, по словам постоянного представителя ПРООН в Казахстане Стивена Тулла, очевидна. По сведениям спикера, во-первых, она приведет к сокращению выбросов парниковых газов к 2030 году на 4,2 миллиона тонн, во-вторых, к этому же сроку привлечет 10 миллиардов долларов и дополнительные налоговые поступления и, наконец, создаст 1,5 тысячи рабочих мест.
По мнению же председателя ОЮЛ «Казахстанская электроэнергетическая ассоциация» Шаймердена Уразалинова, развитие ветроэнергетики имеет еще одну очевидную выгоду – развитие сельских территорий. В настоящее время в Казахстане насчитывается ни много ни мало 220 удаленных сельских населенных пунктов, не подключенных к единой энергосистеме. Обеспечить их электроэнергией возможно посредством установки локальных ветроустановок, и этим должно заняться государство, уверен спикер.

02.06.2011